Сестра милосердия и доула: точки пересечения профессий

Роды должны наполниться милосердием...

Больничные истории бывают полны грустной рутины: не выслушали, не предусмотрели, отнеслись формально. Печально, когда и самый торжественный момент – рождение в мир нового человека – отравляются холодным формализмом. Нередко от рожавших женщин можно услышать такие истории: «Рожала впервые почти сутки, совсем одна, и никто даже водички не принес», «Я врачей убеждаю, что мне больно и это не обычная родовая боль, а они говорят «всем больно, терпи», а потом оказалось…», «Вторые роды были не похожи на первые, я не понимала, что со мной происходит, было страшно, но врачам некогда разговаривать», «Спасибо простой санитарке, которая зашла в мою палату, утешила и сказала доброе слово…». Все чаще, чтобы защититься от больничной действительности, роженицы берут с собой мужей, мам или сестер. Все чаще в родовой кроме врача и акушерки можно встретить доулу. Знакомимся с сестрой милосердия и доулой Еленой Гориной.

Елена Горина, профессиональный клинический психолог. С 2016 года несла сестринское послушание на посту милосердия в НИИ Охраны материнства и младенчества в качестве сестры-психолога, проводила консультации и занятия по песочной терапии для детей и родителей в Службе психологической помощи «Ладья». Сегодня Елена освоила профессию доулы, помощницы в родах. Кроме того, Елена – мама троих детей.
Елена, расскажи, как и почему ты сделала шаг от сестринского служения к профессии доулы.

– Может быть, внешне этот шаг может показаться каким-то большим – все же переход в другую профессию, пусть даже и смежную с профессией психолога. Но внутренне все оказалось намного ближе и естественнее. Доула и сестра милосердия - это совсем рядом.

У нас трое детей, с каждым из которых все шире открывался интереснейший мир родительства. Беременность, роды, рождение, воспитание деток – каждый свободный час я стремилась узнать что-то новое о роли мамы и папы, о том, как сформировать привязанность между взрослыми и детьми, на которой вырастает любовь и нежность. Решала для себя вопросы пользы и вреда раннего развития, садиков, домашнего воспитания и домашних родов, прививок и так далее. Как доброволец я выходила на пост в НИИ Охраны материнства и младенчества, помогая матерям глубоко недоношенных и иногда тяжело больных деток переживать ситуации, связанные с тяжелыми или неудачными родами и последующим пребыванием в больнице. Но при этом у меня все равно было ощущение, что я еще не нашла СВОЮ нишу. Знания и опыт умножаются, но как их реализовать, чтобы приблизиться и к своему призванию – вот вопрос. И, наконец, он разрешился.

Когда я рожала старшую дочку в роддоме, муж был рядом постоянно. Его помощь и поддержка была очень сильной. Я даже думаю, что в какой-то момент его присутствие стало решающим, определившим исход родов. В какой-то момент схваток я стала задерживать дыхание вместо того, чтобы глубоко и ровно дышать. Молодой врач стал нервничать, диагностировал снижение сердцебиения у ребенка и стал выразительно смотреть на акушерку. Опытная акушерка ровным, безэмоциональным голосом стала говорить: «Лена, дыши. Ты дышишь не для себя, а для ребенка». И вдруг мой муж молча нагнулся надо мной и стал глубоко и ровно дышать. И мне это помогло включиться в процесс, я задышала, сердцебиение ребенка выровнялось и все закончилось хорошо.

Сына и вторую дочку я уже рожала дома. Мне помогали и акушерка, и муж. Уже тогда, сравнивая эти разные роды, я почувствовала, насколько важна психологическая и духовная поддержка женщине вне зависимости от того, первые или десятые у нее роды. Сначала я начала читать про доул, а затем поехала учиться.
Благодарю моих дорогих мужа и маму, которые поддержали меня и во время учебы взяли на себя троих маленьких детей. Кстати, жизнь доулы беспокойная. Женщина может позвонить ночью и сказать, что рожает. Тогда я быстро собираюсь и выезжаю в роддом. А муж вновь заступает на пост дежурства с детьми.

Мое первое сопровождение, когда я пришла к рожающей женщине в качестве доулы – это была помощь подруге, которая осознанно рожала дома. Это был ее долгий путь через два кесаревых сечения в роддоме. А мне нужно было сделать все возможное, чтобы поддержать ее.

В чем заключается поддержка доулы? Неужели помощи врачей недостаточно, чтобы справиться с вполне естественным процессом – родами?

– Когда-то мне пришла мысль, что мужчины могут проявить максимальное мужество и силу духа, отдавая свою жизнь защищая свою страну, семью или выполняя профессиональный долг. А женщина проявляет максимальное мужество и жертвенную любовь, рожая ребенка. Но бывает так, что даже сильный и мужественный человек испытывает страх и сомнение. Это нормально! Доула, как сестра милосердия, оказывает психологическую, информационную и физическую поддержку женщине в период беременности и родов. То есть она не смотрит раскрытие, не зашивает разрывы, не принимает медицинских решений и не дает медицинских рекомендаций. Она рожала сама и старается помочь в важных мелочах, которые врачи в силу загруженности и поточности не успевают учесть. Например, в роддоме на одну акушерку может единовременно приходиться 5−6 родов. Доула – это сестра, которая будет сидеть только с тобой одной, утешая, делая обезболивающий массаж, объясняя, что происходит, наливая чаю и подзывая доктора, когда необходимо.

Еще доулу можно сравнить с проводником, который не просто хорошо изучил маршрут, но и прошел его сам не один раз. Проводник не идет вместо тебя, но он идет рядом с тобой, и ты в его присутствии чувствуешь себя в безопасности. Доула может владеть массажем, ароматерапией, а может и нет. Есть доулы с большими доульскими сумками, а есть доулы с пустыми руками. И это нормально, потому что главный инструмент доулы – это она сама, ее способность к эмпатии, уважение к личности другого человека, умение не навязывать свой опыт. Это не замена медицинской помощи, а дополнение к ней. Профессиональная доула всегда поможет наладить диалог с врачами, а не противопоставляет себя им.
И еще один нюанс. Я православная христианка и понимаю, что все в руках Божиих. Во время родов я молюсь (не вслух, конечно). Думаю, что и роженице, если она верующая, важно, на какой духовной волне проходят роды. Ведь "где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я посреде них". А нас как раз трое: мама, ее малыш и я.

«Лена сопровождала мои шестые роды и как профессиональных психолог очень поддержала меня в последние месяцы перед родами. Было тяжело, накопилась усталость от ожидания и психологическая, и физическая. Врачи были за естественные роды, муж и Лена меня в этом поддерживали. Но предыдущие роды у меня были через кесарево сечение, и я боялась рожать сама. Раньше я не сталкивалась с работой доулы, но сейчас я могу сказать, что доул, действительно, обучают приемам, которые помогают гораздо легче пройти период схваток. Для меня он был самым сложным и болезненным. Лена об этом предупредила, что может быть сложно, как в первый раз. Смешно вспомнить, что Лена почему-то на меня все время дула, но это помогало».

Уже несколько лет популярны партнерские роды. Кого бы вы советовали взять на роды, мужа или доулу?

– Это очень индивидуально. Есть разные женщины, разные мужья и разные отношения двух людей. Один муж хочет и готов поддержать жену, присутствуя на родах. Другим супругам спокойнее и надежнее разлучиться: жена рожает, а муж усердно молится о благополучном родоразрешении. Если бы его завели в родовую, то он, может быть, запаниковал, растерялся и думать забыл от волнения о разных важных мелочах. Женщина достойна рожать с настоящей поддержкой, когда ее успокаивают, гладят по голове, говорят ласковые слова, когда принесут воды, когда хочется пить и накроют одеялом, когда холодно.

Сестер милосердия приглашают не во все лечебные учреждения. Какие-то больницы жаждут сестринской помощи, создают условия для сестер, оказывают всестороннюю поддержку, а какие-то учреждения так и остаются закрытыми для сестер, несмотря на то, что люди, живущие или проходящие там лечение, нуждаются и в помощи сестер милосердия в том числе. Как обстоят дела с доулами?

– Ситуация аналогичная. В одном роддоме тебя пропустят и ты станешь частью команды, принимающей роды, в другом роддоме тебя будут воспринимать как конкурента и не допустят. Хотя, повторюсь, доула – это не конкурент врачей, но помощница. У меня был случай, когда меня попросили покинуть родовую палату, когда выяснили, что я доула (в этом роддоме я имела право находится только при заключении контракта). У моей подопечной началась активная фаза родов, где как раз моя помощь была бы нужнее всего... Но я профессионал и поэтому должна была уйти.

Слава Богу, что в Екатеринбургских роддомах практика присутствия доулы на родах все более распространяется. Расскажу историю, которая, думаю, вдохновила не только меня, но и врачей. Рожала моя подруга, за плечами которой уже были трое родов. В родовую я попала, когда у нее уже шли хорошие ощутимые схватки. Подруга обрадовалась моему приезду: «Хорошо, что сейчас пускают родных людей на роды!». Через некоторое время схватки стали болезненней. Подруга пробовала ходить и покачиваться на фитболе, но, в конце концов, легла на кровать на бочок. Я кулаками массировала область крестца, чтобы снизить болезенность ощущений. Глаза женщины закрыты, она отключается от внешних раздражителей, сосредотачивается на внутренних ощущениях, глубоко дышит. За все роды она ни разу не закричала, не сказала, что ей больно. Просто тихонечко лежала на боку, глубоко дышала. Это было очень красиво! В этом было столько спокойствия, смирения, принятия того, что с тобой происходит. Ничего общего с тем, как показывают роды в художественных фильмах. Истерически орущая женщина, с метущимся испуганным взглядом, бригада акушерок и врачей, которая кричит: «Тужься! Тужься!». У нас все было настолько мягко и естественно, как будто мы рожаем дома.

Пару раз заходила акушерка, но говорила, что до родов еще далеко. Когда у нас уже начались потуги, я пошла звать врачей. Акушерка говорит: «Девки, не пойду смотреть. Что смеяться-то? Каждые 20 минут что ли смотреть?». Я возвращаюсь в родовую и слышу: «Лена, я чувствую – сейчас родится». Я выскакиваю в коридор и снова зову акушерку. Акушерка отвечает, что плановый осмотр у нас в 6.30. Я захожу в палату, говорю, что все будет хорошо, а сама понимаю, что сейчас придется самой принимать роды. Из глубины души рождается воззвание к Богу, даже не молитва, а крик: «Господи, помоги!». Дверь распахивается и заходит акушерка: «Ну, ладно, что тут у вас показывайте». Видит наши лица. Дальнейшие события разворачиваются стремительно. Быстрым шагом акушерка подходит к кровати, жестами, доведенными до автоматизма, трансформирует кровать, успевает перестелить пеленку. На все уходит меньше минуты. Подруга вдохнула, выдохнула и из нее выплыла девочка. Первый раз в моей практике такое легкое и быстрое рождение. Вот такие удивительные роды!

Вот такая удивительная сестра милосердия и доула в одном лице. Леночка, желаем тебе помощи и благословения Божия в прекрасном деле!

22 августа 2019г.